воскресенье, 20 июля 2008 г.

Ответы на типичные возражения, часть V: «Религия как средство наживы и манипулирования»

Хотя в предыдущих статьях я затрагивал эту тему, данный аргумент – один из самых распространённых (и самых нелепых), поэтому есть смысл разобрать его подробнее:
Христианство придумано как средство для манипулирования людьми и извлечения выгоды.
Ответ: Бессмысленно отрицать, что Христианство нередко использовалось (и используется до сих пор) нечистоплотными людьми для достижения указанных целей, но ещё абсурднее утверждать, что эти же цели преследовались изначально, и что Церковь только для этого и существует. Чтобы это понять, достаточно вспомнить, как возникло Христианство и сделать краткий экскурс в историю Ранней Церкви.
Невозможно обвинить учеников Христа, из которых только Апостол Иоанн умер своей смертью, в том, что они придумали новую религию лишь для того, чтобы нажиться на ней и заполучить власть: даже если, оставив здравый смысл, и допустить такое, то весьма сомнительно, что обманщик и лицемер, думающий только о наживе и власти, будет настаивать на придуманной им лжи (они ведь должны были знать, что это ложь и что никакого Воскресения не было?) даже перед лицом пыток и казни. Да и наживаться у них не очень-то получалось: Апостол Павел, например, проповедуя по всей Римской империи и имея огромнейший авторитет в Церкви, всё равно продолжал зарабатывать на жизнь шитьём палаток (Деяния Апостолов 18:3; 1-е Посл. к Коринфянам 4:12; 9:15-18). Будучи уважаемым и влиятельным фарисеем с правами римского гражданина, он, тем не менее, сознательно причислил себя к гонимым им же Христианам и стал изгоем, преследуемым как своими соплеменниками, так и римскими властями, и, в конечном счёте, был обезглавлен – какую же выгоду он и другие Апостолы извлекли из «придуманной» ими религии? Какую выгоду извлекли те Христиане, которые были гонимы вплоть до начала IV в. (а объектами гонений становились, в первую очередь, именно священнослужители), когда Миланским эдиктом им была дарована свобода вероисповедания? И, если, как многие сейчас утверждают, власти было выгодно Христианство для «управления массами», почему она его всячески искореняла?
На протяжении всей истории (включая и наше время), сотни тысяч Христиан были истребляемы за свою веру (Тертуллиан: «Кровь мучеников — это семя Церкви») – неужели и они стремились к наживе и власти? Да и вряд ли стоит забывать также о тех, чья святая, праведная жизнь и бескорыстная помощь людям во имя Христа была и остаётся ярким свидетельством действия преображающей благодати Христовой, опровергая тезис о поголовном лицемерии в Христианстве (можно вспомнить таких людей, как Давид Ливингстон, Георг Мюллер, доктор Гааз и многих других).
Что же касается лицемеров, действительно использовавших Христианство для своих целей, но всеми своими делами от него отрекавшимися, то таковые просто никогда не принадлежали к истинной Церкви (экклезии, «собранию верных»), и однажды они услышат: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Ев. от Матфея 7:23).

P.S. Мне могут возразить: а разве люди не умирали добровольно за ложные идеи и даже религии? Да, многие были готовы отдать жизнь за то, что они считали верным или справедливым. Но Апостолы шли на смерть не за идею, не за новое религиозное учение, а за то, что проповедовали Воскресение Христово, свидетелями которого они были: «Ибо мы возвестили вам силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа, не хитросплетенным басням последуя, но быв очевидцами Его величия» (2-е Посл. Петра 1:16).

вторник, 15 июля 2008 г.

Слушается дело...

В американских СМИ прочитал любопытную новость: этим летом некто Брэдли Л. Фаулер (Bradley LaShawn Fowler) из штата Мичиган подал иски к издательствам Zondervan Publishing Co. и Thomas Nelson Publishing за то, что в изданных ими переводах Библии упоминания о гомосоексуализме как о грехе (1-е Посл. к Коринфянам 6:9) нарушили его конституционные права (правда, не совсем понятно, какие) и доставили ему эмоциональные страдания. Общая сумма иска составляет 70 миллионов долларов.
Вообще-то, обратился он явно не по адресу: издательства лишь выпускают перевод оригинала, так что иск нужно было предъявлять Самому Автору, Который и назвал грехом образ жизни, практикуемый истцом. Впрочем, я уверен, что претензия до Него дойдёт (уже дошла), и на Страшном Суде состоится окончательное слушание дела. Вот только кто на нём будет истцом, а кто ответчиком...

суббота, 12 июля 2008 г.

О социалистической морали, левизне и двойных стандартах

Просматривая зарубежную прессу в Интернете, наткнулся на интересные материалы, наглядно иллюстрирующие уже и без того очевидный процесс дехристианизации Европы: после того, как Папа Римский Бенедикт XVI объявил о беатификации (причислении к лику блаженных) почти пяти сотен священников и монахинь, замученных за веру испанскими республиканцами во время Гражданской войны 1936—1939 гг., начались протесты левых и либералов.
Беатификация христианских мучеников, пострадавших во время разгула социалистической вакханалии, происходит уже не первый раз: количество одних только клириков, пострадавших за веру, исчисляется тысячами. Но республиканцы убивали не только епископов, священников и монахов — достаточно было просто исповедать свою веру в Христа.
Социалисты (кстати, находящиеся у власти) весьма болезненно воспринимают подобные напоминания о зверствах своих предшественников: один из законов под угрозой лишения финансовой помощи церквям предписывает удаление мемориальных досок с именами жертв республиканцев, причём не только сражавшихся на стороне генерала Франко, но и просто умерщвлённых за веру. Поэтому сам факт очередной беатификации воспринимается левыми как пощёчина. Понять их можно: нелегко позиционировать себя как борцов за всеобщее счастье, справедливость и «права человека», когда путь к этому «счастью» усеян костями, а у старших товарищей руки в крови не то что по локти, а по самые уши.
Нет ничего удивительно в том, что социалисты теперь искореняют все упоминания о своём политическом оппоненте — переименовывают улицы, сносят монументы... И не важно, что сам Франко был инициатором всенародного примирения, объявив амнистию, выпустив из тюрем тысячи политзаключённых и разрешив вернуться эмигрантам, что по его указанию под Мадридом в Долине павших был сооружен мемориал в память всех погибших в Гражданской войне, включая и республиканцев, как и то, что во время Второй мировой войны (кстати, Франко не дал втянуть Испанию в войну и не позволил гитлеровцам вступить на свою территорию для захвата стратегически важного Гибралтара) благодаря ему от нацистов были спасены десятки тысяч евреев из оккупированных европейских стран — было бы наивно ожидать от безбожников-социалистов благодарности и христианской добродетели прощения. Безусловно, на совести каудильо было немало: со своими противниками он особо не церемонился — как, впрочием, и те, кто находились по другую сторону баррикад, причём их жертв было не меньше (а то и больше). Но если действия Франко в период диктатуры были осуждены как и самими социалистами, так и Европарламентом (где тоже правят бал левые), то почему зверства последних в отношении людей, чья вина была лишь в том, что они не захотели отречься от своей веры, не только не осуждены, но даже само упоминание об этом вызывает истерику со стороны либералов? «Неодинаковые весы, неодинаковая мера, то и другое — мерзость перед Господом» (Книга Притчей Соломоновых 20:10).
Левых во всём мире, даже если они не соглашались между собой, всегда объединяло то, что они ненавидели христианство. И эта ненависть последовательно передаётся следующим поколениям, ибо христиане всё время стоят у них на пути: раньше они мешали строить «коммунистическое светлое будущее» без Бога, сейчас они мешают строить уже «плюралистическое, мультикультурное и толерантное» общество — но тоже, естественно, без Бога. Ибо безбожие и неприятие всего христианского неизбежно сопутствует левой идеологии. В качестве примера можно вспомнить, что когда несколько лет назад итальянский министр по делам ЕС Рокко Буттильоне, рекомендованный в состав Еврокомиссии, заявил, отвечая на вопрос, что как христианин, он считает гомосексуализм грехом, то именно левые — социалисты и «зелёные» — отказались из-за этого утвердить состав комиссии и подвергли Буттильоне остракизму, вынудив его, в конечном счёте, снять свою кандидатуру (кстати, в той же Испании социалисты, придя к власти, легализовали однополые браки – в отличие от традиционной христианской морали содомский грех находит у левых сочувствие и понимание) — добро пожаловать в «толерантную» Объединённую Европу, где христианство уже фактически приравнено к инакомыслию, а христианам с их убеждениями уготована роль людей второго сорта — и это в лучшем случае.
Когда-то один из классиков сказал: «В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность? В том смысле, в каком проповедовала ее буржуазия, которая выводила эту нравственность из велений бога... Всякую такую нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. Мы говорим, что это обман, что это надувательство и забивание умов рабочих и крестьян в интересах помещиков и капиталистов. Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата» (В.И.Ленин. Задачи союзов молодёжи. Речь на III Всероссийском съезде Российского Коммунистического Союза Молодежи 2 октября 1920 года). В свете этого вполне закономерно, что преследование христиан не рассматривалось как нечто предосудительное и достойное осуждения — совсем наоборот: и в СССР, и в поддерживаемой им Республиканской Испании это служило «интересам классовой борьбы». Гонения же на христиан в наше время, где бы и в каких бы масштабах они ни происходили, левыми, как правило, просто игнорируются — с учётом всего вышесказанного это не вызывает удивления.
Левые уже не те, что много десятилетий назад: классовая борьба пролетариата отошла на второй план за неактуальностью (место пролетариата заняли всевозможные «угнетаемые меньшинства»), а марксизм, хоть и по-прежнему пользуется популярностью (особенно в американских университетах), понемногу уступает место светскому гуманизму. Но мораль осталась всё той же — «подчинённой интересам», и «неодинаковая мера» — по-прежнему её неотъемлемая составляющая.

среда, 9 июля 2008 г.

Ответы на типичные возражения, часть IV: «Разные пути»

Ещё один довольно распространённый аргумент:
К Богу ведут много путей; христианство – лишь один из них; утверждать, что он единственный – значит проявлять нетерпимость.
Ответ: Вариант со многими путями абсолютно исключён: как Сам Иисус Христос, так и Апостолы неоднократно подчёркивали, что Он – единственный путь к спасению: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ев. от Иоанна 14:6); «И нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деяния 4:11-12). Если бы другие религии могли привести к Богу, то вообще не было бы нужды в Воплощении и Искупительной смерти Иисуса Христа; не посылал бы Он тогда после Своего Воскресения Апостолов учить все народы и проповедовать Евангелие «всякой твари», а они, в свою очередь, проявили бы столь модную ныне «толерантность к религиозному многообразию» и не стали бы призывать еллинов обратиться «от сих ложных к Богу живому» (Деяния 14:15).
Элементарная логика показывает, что два противоречащих друг другу утверждения не могут быть одновременно истинными. Либо Иисус Христос – воплотившийся Бог, либо Он просто человек, хотя бы и просвещённый; либо Он умер и воскрес, либо Он не умирал и не воскресал; либо Он – единственный путь к спасению, либо есть другие пути; либо падшее человечество нуждается в Искупителе, либо каждый может спастись своими силами. И если другие пути действительно могут привести к Богу, то Христианство, однозначно утверждающее свою абсолютную исключительность и не оставляющее места для религиозного плюрализма, оказывается просто ложью и само уже не может претендовать на то, чтобы быть даже одним из этих путей.

воскресенье, 6 июля 2008 г.

Ответы на типичные возражения, часть III: О Божественности Христа

Аргумент, с котором приходится сталкиваться при полемике как со скептиками, так и с последователями других религий:
Иисус Христос – не Бог, а Сын Божий (великий учитель, пророк). Церковь лишь несколько столетий спустя стала учить, что Он был Богом.
Ответ: Св.Писание не даёт никаких поводов ставить под вопрос Божество Иисуса Христа: «Я и Отец – одно» (Ев. от Иоанна 10:30); «Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!» (Ев. от Иоанна 20:28); «Бог явился во плоти» (1-е Посл. к Тимофею 3:16). Формула Крещения, заповеданная Самим Христом, указывает на единство всех трёх лиц Святой Троицы: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Ев. от Матфея 28:19), не оставляя, естесственно, сомнений относительно их Божественной природы.
Для врагов Христа Его заявления о Своей сущности тоже были вполне однозначными: «И еще более искали убить Его Иудеи за то, что Он не только нарушал субботу, но и Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Ев. от Иоанна 5:18).
Интересно обратить внимание на параллели между Ветхим и Новым Заветами, из которых видно, что имена, титулы и характеристики Бога применяются к Иисусу Христу. Вот лишь несколько примеров:
ВЗ: «Я, Я Господь, и нет Спасителя кроме Меня» (Кн. пророка Исайи 43:11).
НЗ: «ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Посл. к Титу 2:13); «Он истинно Спаситель мира, Христос» (Ев. от Иоанна 4:42).
ВЗ: «Послушай Меня, Иаков и Израиль, призванный Мой: Я тот же, Я первый и Я последний» (Кн. пророка Исайи 48:12).
НЗ: «Я есмь Первый и Последний, и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь» (Откровение 1:17-18).
ВЗ: «Господь – Пастырь мой» (Псалом 22:1).
НЗ: «Я есмь пастырь добрый... и будет одно стадо и один Пастырь» (Ев. от Иоанна 10:11,16).
ВЗ: «Ко Мне обратитесь, и будете спасены, все концы земли, ибо я Бог, и нет иного... предо Мною преклонится всякое колено, Мною будет клясться всякий язык» (Кн. пророка Исайи 45:22-23).
НЗ: «дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних» (Посл. к Филиппийцам 2:10).
ВЗ: «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий» (Исход 3:14) (в Септуагинте, греч. переводе Ветхого Завета, ego eimi).
НЗ: «ибо если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших»; «Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ев. от Иоанна 8:24,57) (в обоих случаях употреблено ego eimi – «я есмь» без предиката, что несёт в данном контексте вполне однозначную смысловую нагрузку).
Именно так верили ранние христиане, что видно как из многочисленных сочинений Отцов Церкви I-II вв., так и сторонних свидетельств, в частности, Плиния Младшего, который писал в своём отчёте императору Траяну: «У них есть обычай в определенные дни собираться перед восходом солнца и молиться Христу, как Богу».
Итак, согласно Библии, Иисус Христос – это Истинный Бог, воплотившийся для нашего спасения. «Да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная» (1-е Посл. Иоанна 5:20).

четверг, 3 июля 2008 г.

Memento mori (продолжение)

Эпитафия на одном из надгробий в Александро-Невской Лавре: