суббота, 15 ноября 2008 г.

Доказательства или вера

Очередная «сенсация», хотя и мелкого масштаба: теперь выясняется, что найденная в Израиле гробница Иакова, брата Иисуса, не обязательно является подделкой, как считали раньше. И кое-кто умудрился увидеть в этом «доказательства существования» Иисуса Христа. Только вот, как мне кажется, цена подобным «доказательствам» не больше, чем аналогичным «разоблачениям»: даже если этот оссуарий на самом деле подлинный, то с достовреностью можно лишь утверждать, что две тысячи лет назад в Палестине жил некто Иаков, сын Иосифа и брат Иисуса, что абсолютно ни о чём не говорит – имена достаточно распространённые. В лучшем случае (и с большой натяжкой) на основании этой находки можно предположить, что это действительно те самые персонажи, о которых написано в Евангелии. Ну так в историчности Иисуса, насколько мне известно, не сомневается ни один здравомыслящий исследователь: не говоря уже о том, что, помимо семи авторов книг, вошедших в Новый Завет, и других раннехристианских авторов, о Нём писали, в том или ином контексте, и еретики-гностики, и светские авторы, нужно слишком много веры, чтобы допустить, будто бы Христианство могло возникнуть совершенно на пустом месте, из мифа, придуманного неизвестно кем и неизвестно зачем (напомню, что эта «выдумка» стоила её авторам и распространителям жизни), и принятого за истину значительным количеством современников и очевидцев, в том числе и в самом Иерусалиме.
В историчности Иисуса уж точно не сомневались иудеи с римлянами, сначала распявшие Его Самого, а потом преследовавшие Его учеников. Не сомневаются в ней последователи других религий, признающие Его за великого учителя, пророка и посвещённого, но отрицающие Его Божественную природу, Искупительную смерть и Воскресение. Не сомневаются в ней и даже многие «воинствующие» атеисты. Само по себе признание факта Его существания ровным счётом ничего не меняет и к Богу нисколько не приближает. И уж тем более не ведёт к спасающей вере. К ней не ведут даже чудеса: далеко не все очевидцы чудес, творимых Самим Иисусом Христом во дни Своей земной жизни, стали Его учениками. И не все уверовали в Его Воскресение. «И, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились» (Ев. от Матфея 28:17). В свете этого будет наивным предполагать, что две тысячи лет спустя кого-то могут сделать верующим найденный оссуарий или, например, всё та же Туринская плащаница.
При всей своей разумности, историчности и логичности, Христианская вера по определению не может основываться на каких-либо неоспоримых доказательствах, она сверхъестесственна по своей природе. Для искренне ищущего и сомневающегося вполне достаточно свидетельств в пользу веры – но и упорствующий в своём неверии всегда найдёт множество причин, пусть даже самых абсурдных, и никакие аргументы здесь не помогут. Сделать «шаг веры» и последовать за Христом, услышав Его призыв «следуй за Мной!» человек должен сам, добровольно. В противном случае вера перестаёт быть верой и становится чем-то вынужденным, подневольным, не зависящим от выбора самого человека (ведь и проезжающие мимо поста ГАИ снижают скорость, как правило, отнюдь не из любви к правилам дорожного движения). Знание в принципе исключает веру: зачем верить, если уже знаешь? «Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться?» (Посл. к Римлянам 8:24).
Без веры и доверия и, стало быть, без определённого риска, невозможны ни дружба, ни любовь (вряд ли многие были бы в восторге от совместной жизни с запрограммированным биороботом – если бы такое было возможным), ни даже совместная деятельность: ведь никто не может иметь абсолютной гаранти, что жена не изменит и не уйдёт к другому, лучший друг не предаст, а коллега или деловой партнёр не обманет и не «подставит». При том, что всё перечисленное случается гораздо чаще, нежели бы хотелось, люди, тем не менее, продолжают любить и создавать семьи, дружить и браться за совместные предприятия, не требуя стопроцентных «доказательств». Но при этом требуют от верующих: «А докажите мне, что ваш Бог существует!», «А пусть Он мне явится и покажет, что Он есть!». Явится. Со всеми доказательствами, во славе и величии. Но тогда будет уже поздно. «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Посл. к Евреям 11:6).
«Блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ев. от Иоанна 20:29).

суббота, 1 ноября 2008 г.

О кризисе и подлых устрицах

Несколько дней назад весьма уважаемый мною диакон Андрей Кураев, комментируя сложившуюся кризисную ситуацию в интервью корреспонденту «Интерфакс-Религия», посоветовал работодателям «умерить свою прибыль и свой аппетит», вместо того, чтобы увольнять людей, оставляя из без хлеба, и «ограничить себя в устрицах, но не людей в заработной плате», заметив, что важно «остаться человеком и не придумывать себе отговорок, будто «чрезвычайные экономические обстоятельства» понуждают меня к «чрезвычайной подлости».
Сказано хорошо и абсолютно верно, но, боюсь, что в обществе, в котором издревле процветали и процветают до сих пор (причём как никогда) беззаконие, коррупция, воровство (знаменитое «Воруют!» Н.Карамзина) и мошенничество, где человеческая жизнь не стоит вообще ничего, уровень нравственности упал, что называется, ниже плинтуса, а религия выполняет, в лучшем случае, чисто декоративные функции, призыв о.Андрея останется гласом вопиющего в пустыне. «Нет на месте сем страха Божия» (Бытие 20:11). «Чрезвычайная подлость» уже давно является средством, вполне оправдывающем цель – урвать побольше и побыстрее, причём любой ценой, и безо всяких «чрезвычайных экономических обстоятельств» (а уж при них и подавно).
«Корень всех зол есть сребролюбие» (1-е Посл. Тимофею 6:10); плоды этого корня мы имеем удовольствие созерцать начиная с «лихих 90-х»: «дикий капитализм», сформировавшийся после 70 лет безбожия (что вполне закономерно – какое основание, такая и надстройка), весьма наглядно и красноречиво продемонстрировал, на что способна испорченная грехом и ничем не обуздываемая человеческая натура – непомерная жажда наживы, не останавливающаяся даже перед преступлениями, шокирующий цинизм, бесстыдная роскошь на фоне нищеты, вопиющая несправедливость... С трудом верится, что при всём этом «отказ от устриц» и забота о том, чтобы не оставить людей без хлеба (чего не наблюдалось и в лучшие-то времена), вдруг станет массовым явлением. А вот
«чрезвычайная подлость» о себе ещё напомнит...
«Не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло» (Екклесиаст 8:11).