четверг, 19 ноября 2009 г.

Soli Deo Gloria или Размышления о гимне

Инициатива депутата-коммуниста Бориса Кашина, который выступил с предложением заменить в государственном гимне РФ слова «хранимая Богом родная земля» на «хранимая нами родная земля» вызвала весьма неоднозначную реакцию: одни (их, похоже, большинство) категорически протестуют, другие (в основном, атеисты) столь же категорически эту инициативу поддерживают, ссылаясь на то, что Россия — это светское государство, и упоминание о Боге в её государственном гимне нарушает конституционный принцип свободы совести и навязывает атеистам неприемлемое для них мировоззрение.
А вот я, будучи верующим, тоже считаю это неуместным. Не потому, что меня каким-то образом беспокоят «оскорблённые чувства» атеистов: для меня, как для христианина, важнее угодить Богу, воздав Ему ту хвалу, которой Он достоин, а не богоненавистникам, которые, кстати, не слишком сильно беспокоились о чувствах верующих на протяжении 70 лет. (Да и всем, в любом случае, не угодишь: этак можно уподобиться персонажу другого произведения С.Михалкова — басни «Слон-живописец».) И даже не потому, что безбожное, погрязшее в пороках общество, где безраздельно правят бал беззаконие, коррупция, воровство, вопиющая социальная несправедливость и уже ставшие привычными чёрствость и хамство (причём настолько, что улыбки и доброжелательность иностранцев — особенно столь ненавистных многими американцев — воспринимаются не иначе, как лицемерие), с Богом явно не в лучших отношениях (как поётся в одном из старых христианских гимнов, Бог прежде всего хранит «от греха, порока, зла»). Главное в том, что гимн, в котором упоминается Имя Божие, вовсе не Богу воздаёт славу, а стране, державе, отчизне... «Славы Моей не дам иному» (Кн. пророка Исайи, 42:8; 48:11) — говорит Господь. Только Он и больше никто достоин прославления. В Послании к Римлянам (1-я глава) нежелание возблагодарить и прославить Бога расценивается Апостолом Павлом как первый признак отступничества, а царь Ирод, с удовольствием принимавший хвалу от своих подданных, «за то, что он не воздал славы Богу... быв изъеден червями, умер» (Деяния Апостолов 12:23).
Я отнюдь не против здорового патриотизма (долг христианина — всячески заботиться о благополучии своего народа и страны), но он не должен переходить рамки допустимого: нельзя, любя свою страну, превозноситься над всем миром и заниматься безудержным самовосхвалением (гордыня — это вообще великий грех); нельзя, болея за сборную команду страны, в которой живёшь, использовать «военную» риторику и вспоминать, к примеру, в связи с матчем со шведами про Полтаву, а с французами — про Бородино или дуэль Пушкина с Дантесом (спорт вообще призван объединять людей и нести мир, а не нагнетать вражду); и нельзя, упоминая Бога в государственном гимне, решать за Него, чью именно «родную землю» Он хранит или должен хранить — за всю историю человечества немало великих империй и цивилизаций кануло в небытие, и однажды это произойдёт со всем миром. Бога можно только смиренно просить, как это делается, например, в гимне Новой Зеландии, который представляет собой молитвенное обращение к Богу с просьбой не только сохранить страну от врагов, раздоров, ненависти и коррупции (и, судя по тому, что Новая Зеландия, согласно рейтингу организации Transparency International, в очередной оказывается одной из наименее подверженных коррупции стран, от этого Бог её действительно хранит, чего, к сожалению, не скажешь о России – впрочем, Его об этом и не просят), но и приумножить любовь (Let our love for Thee increase) и даровать верность Ему (Make us faithful unto Thee).
Так что петь гимн в нынешней его редакции будет не с руки, пожалуй, не только атеистам, но и тем, для кого кощунство упоминать Имя Божие всуе и уж тем более подменять Его отчизной или державой. Настоящее отечество христианина не здесь: «Наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа» (Послание к Филиппийцам 3:20).
«Здесь ты странник и пришелец на чужой земле. Отсюда возвратит тебя Бог в твое Отечество» (Св. Василий Великий).

воскресенье, 8 ноября 2009 г.

«Враги Креста Христова» (Флп. 3:19) или толерантность по-европейски

В апокалиптическом триллере режиссёров Брайана Тренчард-Смита и Пола Дж. Ломбарди «Вечная битва: Код Омега 2» (2001) ("Megiddo: The Omega Code 2") воплощением Антихриста становится канцлер Евросоюза, под началом которого силы тьмы ведут борьбу с силами добра. Очень похоже на то, что именно к этому всё идёт. «Объединённая Европа» на самом деле постепенно становится форпостом грядущего Антихриста: лево-либеральная идеология, принудительное насаждение мультикультурализма и подавление национального суверенитета и культурно-религиозной идентичности (естественно, христианской), поощрение гомосексуализма, преследование христиан за «гомофобию» и «дискриминацию», отмена смертной казни, отказ от упоминания христианских корней в проекте Конституции ЕС... А недавно это дополнилось постановлением т.н. Европейского суда по правам человека, согласно которому итальянские школы должны удалить распятия из классов, поскольку это, якобы, является нарушением прав родителей на воспитание детей согласно их убеждениям (правда, совершенно не понятно, каким образом?). Более того, «пострадавшей» – а это итальянская гражданка финского происхождения, ранее неоднократно, на протяжении семи лет подававшая жалобы в различные судебные инстанции – полагается ещё и компенсация за «моральный ущерб». При том, что данное решение было осуждено всеми(!) политическими силами Италии, которые видят в этом если не откровенную попытку искоренения христианства из европейской культуры, то, по крайней мере, покушение на итальянскую историю и традицию (97% населения страны – католики), в глобальном масштабе процесс, похоже, уже не остановить независимо от того, удастя ли обжаловать данное решение, и, если нет, будет ли оно выполнено (формально вердикты Страсбургского суда обязательны для всех членов Совета Европы). В постхристианской Европе соблюдение мнимых «прав» даже не меньшинства, а лишь одного человека (а на самом деле – лоббирование левой идеологии) становится поводом для попрания прав всего общества на сохранение своей религиозной идентичности, пусть даже и номинальной.
С учётом очевидной антихристианской направленности европейских институтов, богоборчества европейской либеральной «элиты» и явной тенденцией на секуляризацию общества, нетрудно догадаться, к каким последствиям это может привести в ближайшем будущем: «толерантность» – это улица с односторонним движением.
А боязнь распятия поневоле вызывает ассоциации с определёнными персонажами из западных фильмов ужасов...

вторник, 3 ноября 2009 г.

О «правах человека» и либеральной «этике»

На днях, в процессе обсуждения вопроса об отмене (или продлении) моратория на смертную казнь, на эту тему высказались ведущие правозащитники. При том, что их позиция не вызывает никакого удивления (Божья заповедь о смертной казни (да и не только она) всегда была и остаётся объектом нападок со стороны правозащитного движения, а под «правами человека» в современном гуманистическом дехристианизированном обществе нередко понимаются «права» террористов, маньяков, детоубийц и всех тех, кто попирает права других людей, включая и право на жизнь, ставя себя вне общества и его законов), заявление лидера движения «За права человека» Льва Пономарева просто шокировало: «По опросам, около 80% людей в России – за смертную казнь. Конечно, власть должна опираться на мнение народа, но в этом вопросе можно было бы пойти против течения. У нас в России происходит поразительная вещь – 70% жителей считают себя православными христианами, и при том большинство – за смертную казнь. Как это соотносится с религией, которая учит, что жизнь человеку дарует Бог?». «Поразительная вещь», на мой взгляд, – это когда нераскаявшийся и необращённый человек, по своему собственному признанию абсолютно далёкий от христианства и заявляющий о своей приверженности «этике» либерализма («Я считаю себя человеком либеральным, нерелигиозным, и с детства соблюдаю этические нормы»), в своё время бывший доверенным лицом атеиста А.Д.Сахарова, подписавшего богоборческий Второй Гуманистический Манифест (и тоже, кстати, выступавшего против смертной казни), берётся рассуждать, да ещё публично, о том, чему учит религия, к которой он не имеет никакого отношения и против учения которой он выступает. Особенно в свете того, что суждение Св.Писания по этому вопросу настолько однозначно, что не оставляет места ни для малейших сомнений в правомерности и даже обязательности смертной казни, без которой оскверняется земля (Числа 35:33), ставя точку в дискуссии по этому вопросу (её отмена возможна только в безрелигиозном, отказавшемся от христианских ценностей обществе). Равно как и абсурдно, придерживаясь непонятных «либеральных этических норм» (Кто определяет эти «нормы»? Где их источник? На основании чего именно их нужно считать правильными?), пытаться выводить из них этику, имеющую своим источником Нравственный Абсолют.