четверг, 6 декабря 2007 г.

Эйлер о противоречиях в Библии

Один из величайших умов человечества Леонард Эйлер (1707-1783), родившийся в Швейцарии и проживший большую часть жизни в России, большинству известен прежде всего как математик, механик, физик, астроном, и лишь немногие знают, что сын протестантского пастора был не только набожным христианином, но и писал серьёзные богословские труды и участвовал в диспутах, защищая христианство от критики со стороны атеистов-«просветителей», всей своей жизнью и деятельностью опровергая мнение о несовместимости занятия наукой и веры в Бога.
Его «Письма к немецкой принцессе о разных физических и философских материях» издавались неоднократно (в том числе и на русском языке) и хорошо знакомы изучающим его творчество; в то же время широкой публике практически неизвестна другая его работа, "Rettung der Göttlichen Offenbahrung Gegen die Einwürfe der Freygeister" («Защита Божественного откровения от возражений вольнодумцев») (1747). К сожалению, всё, что мне удалось найти – это несколько коротких отрывков в переводе на английский ("Defense of the Divine Revelation against the Objections of the Freethinkers"), один из которых, где автор критикует тех, кто отвергает Св.Писание по причине его неразрешимых трудностей и противоречий, я и решил перевести:
«Они ведут себя в высшей степени несправедливо и безответственно по отношению к этой Книге, беря на себя дерзость отвергать её по причине кажущихся им противоречий. При этом большинство из них будут вынуждены признать, что не в состоянии разрешить аналогичных трудностей в отношении геометрии, существования тел, возможности движения, и, тем не менее, не одному из них не приходит на ум отвергать реальность чего-либо из перечисленного... Итак, поскольку разумом можно постичь столь серьёзные трудности и даже очевидные противоречия, свидетельствующие против сих вещей, то надлежит быть по крайней мере столь же серьёзным трудностям и в отношении откровений, которые разумом постичь невозможно. И, посему, ещё меньше причин для того, чтобы отвергать оные».

Надгробие Л.Эйлера в Александро-Невской Лавре

суббота, 17 ноября 2007 г.

«Нетолерантная толерантность»

Вчера, 16 ноября, всё «прогрессивное» мировое сообщество отмечало т.н. День толерантности. Какой-то недобрый, зловещий оттенок у этого слова – вернее, у того, что с ним ассоциируется: в реальности она имеет очень мало общего с подлинной толерантностью или терпимостью к другим людям, и абсолютно ничего – с христианской любовью к ближнему. Современная идеология «толерантности» – это агрессивно внедряемое в массовое сознание тоталитарное мировоззрение с ярко выраженным лево-либеральным, антихристианским уклоном, в основе которого лежит моральный релятивизм. Причём агрессивность этой «толерантности» очень напоминает ту самую «борьбу за мир», после которой, как шутили в советские времена, камня на камне не останется. Именно во имя этой самой пресловутой толерантности ломаются традиционные нравственные устои, отвергаются абсолюты и навязываются новые стереотипы мышления и поведения.
В этом явлении нетрудно увидеть весьма характерное проявление определённых мировоззренческих установок современного постхристианского общества: толерантность ко всему, что противоречит христианским ценностям и морали (гомосексуализм, мультикультурализм, политкорректность, аборты, социальный паразитизм, поощрение традиционных языческих культов и вообще нехристианских религий) и нетерпимость, если не сказать, ненависть к самому христианству и что с ним связано. Причём «политкорректная» цензура (а особенно так называемые «трибуналы по правам человека») вызывает вполне однозначные ассоциации с временами тоталитаризма в СССР 30-х годов: ярлыки
«гомофоба», «ксенофоба» или «шовиниста» по своим последствиям для обладателя оных могут сравниться с аналогичными ярлыками «вредителя», «троцкиста»,
«космополита» и прочих «врагов народа». Разве что к стенке не поставят, но зато затравить в либеральной прессе, уволить с работы, отчислить из университета, разорить судебными издержками и штрафами, а то и отправить за решётку – запросто: в распоряжении «гуманистического» общества есть немало средств и для «бескровной», но вполне эффективной расправы с неугодными – всё-таки, XXI век на дворе.
Наступление на христианство идёт широким фронтом; его обвиняют в догматизме, нетерпимости, дискриминации, изгоняют из всех сфер общественной жизни (на Западе в этом особенно усердствуют т.н. «правозащитные» организации). Провозглашая Благую Весть о том, что «Бог явился во плоти» (1 Посл. к Тимофею 3:16), чтобы искупить грехи падшего человека, и что «нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деяния 4:11,12), называя грех грехом и мерзость – мерзостью, оно по определению не вписывается в «новый мировой порядок», в глобалистическое мультикультурное «толерантное» общество, состоящее из некой аморфной человеческой биомассы, где нет понятий абсолютной Истины, греха, праведности, где правит бал богомерзкая «политкорректность», запрещающая называть вещи своими именами (равно как и вообще говорить о многих вещах – т.н. «язык ненависти») и готовая в любой момент показать свой дьявольский оскал. И где нет Христа и нет спасения.
Св.Писание свидетельствует о том, что «толерантность» восторжествует. Человечество, лишённое духовных ориентиров, верящее только в то, что надо быть «терпимыми» ко всему (кроме христианства, разумеется!), добровольно склонится под властью Антихриста: «И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем. И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира» (Откровение 13:7,8). «Нетолерантных» же, как и в Римской империи две тысячи лет назад, где при всём религиозном плюрализме преследовали только христиан, осмеливавшихся утверждать, что они одни обладают Истиной, и отказывавшихся исповедовать официальный культ, ждут гонения.
Но это всё ещё в будущем. А до того, как оно настанет, «толерантность» будет отвоёвывать всё новые и новые позиции, загоняя христианство в гетто, отказывая ему в праве и на проповедь, и на само существование. Уже не удивляешься сообщениями в СМИ (особенно англоязычных) о том, что, к примеру, студенческому христианскому клубу было отказано в праве пользоваться помещениями университета, а его счета заморожены на том основании, что его устав – «дискриминационный», поскольку членами клуба могут быть только христиане, а владеющего типографией христианина приговаривают к штрафу за отказ напечатать тираж пропагандистских материалов гомосексуалистов и лесбиянок...
Что ж, как написано, «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще» (Откровение 22:11).
С праздником...

воскресенье, 11 ноября 2007 г.

Из "Декамерона"

Не могу назвать «Декамерон» Джованни Бокаччо своей любимой книгой. Дело даже не столько в пошлости (там её не так уж и много), сколько в том, что у автора, похоже, сильно смещены понятия о добродетелях и пороках – ну не вызывают у меня восхищения «находчивые» блудники и прелюбодеи. Но вот одна новелла (День Первый, Новелла Вторая) мне очень запомнилась, она явно выбивается из общего ряда. Сюжет: парижский купец Джианнотто, добрый христианин, дружит с евреем Авраамом, честным и порядочным человеком, тоже купцом, и, заботясь о спасении его души, пытается обратить его в христианскую веру. Наконец, после долгих и безуспешных попыток своего друга, Авраам соглашается, но с условием, что сначала отправится в Рим и посмотрит, как живёт духовенство, дабы на его примере убедиться в превосходстве христианства. Джианнотто, боясь, что Авраам, увидев порочную и нечестивую жизнь рисмкого двора, уже никогда не уверует, всячески пытается его отговорить, но тот настаивает на своём и отправляется в Рим. По его возвращении Джианнотто, потерявший всякую надежду на обращение друга, спрашивает его о поездке, на что Авраам рассказывает: «Говорю тебе так потому, что, если мои наблюдения верны, я не видел там ни в одном клирике ни святости, ни благочестия, ни добрых дел, ни образца для жизни или чего другого, а любострастие, обжорство, любостяжание, обман, зависть, гордыня и тому подобные и худшие пороки (если может быть что-либо хуже этого) показались мне в такой чести у всех, что Рим представился мне местом скорее дьявольских, чем Божьих начинаний. Насколько я понимаю, ваш пастырь, а следовательно, и все остальные со всяким тщанием, измышлением и ухищрением стараются обратить в ничто и изгнать из мира христианскую религию, тогда как они должны были бы быть ее основой и опорой. И так как я вижу, что выходит не то, к чему они стремятся, а что ваша религия непрестанно ширится, являясь все в большем блеске и славе, то мне становится ясно, что Дух Святой составляет ее основу и опору, как религии более истинной и святой, чем всякая другая. А потому я, твердо упорствовавший твоим увещаниям и не желавший сделаться христианином, теперь говорю откровенно, что ничто не остановит меня от принятия христианства».

суббота, 10 ноября 2007 г.

Об атеизме

Бродя по просторам англоязычного Интернета, наткнулся на несколько атеистических сайтов, «разоблачающих» христианство, в том числе созданных отступниками, теперь ревностно пропагандирующими атеизм. Стало любопытно: что же атеисты могут предложить взамен веры в любящего Творца, в Его промысел, радости прощения, упования на вечную жизнь? Мир, где безраздельно царит зло и несправедливость, где торжествует порок и где сами понятия добра и зла весьма и весьма условны? Жизнь без всякой надежды на воздаяние? Существование без высшего смысла, заканчивающееся небытием? Замечательно, ну а что же ещё? Ведь атеизм сам по себе не способен придать смысла жизни; на одном только отрицании невозможно ничего построить по определению, ибо оно отрицает, но не созидает. Каким бы скептиком, атеистом, свободомыслящим человек себя ни позиционировал, он всё равно будет во что-то верить, будет пытаться наполнить свою жизнь каким-то смыслом, какими-то идеалами – если, конечно, не опустится до совсем животного существования.
Во времена СССР священники-ренегаты становились убеждёнными коммунистами (впрочем, другие варианты и не предлагались). Сейчас наиболее «продвинутые» атеисты, включая новоиспечённых, выбирают светский гуманизм – мировоззрение, ущербность и деструктивность которого, вообще-то, видна невооружённым глазом, в чём несложно удостовериться, хотя бы прочитав Гуманистический манифест. Большинство же, не шибко обременяя себя философскими поисками (а зачем?), предпочитает гедонизм (хорошо, если не совсем вульгарный), суть которого была сформулирована ещё две тысячи лет назад: «Будем есть и пить (для полноты можно добавить «и заниматься сексом»), ибо завтра умрём»; тем же, кому недоступна «полноценная жизнь», похоже, остаётся лишь просто кое-как доживать свой век, провожая взглядом уходящие мечты о том, что понимается под счастьем...
Как хорошо сказал Г.К.Честертон устами отца Брауна (рассказ "The Oracle of the Dog"), первое последствие неверия в Бога в том, что вы теряете здравый смысл и перестаёте видеть вещи такими, какие они есть. Вот она, причина! Отсюда лживые идеологии, овладевающие массами, и идолы, на алтари которых приносятся человеческие жертвы. Отсюда маразматический, но уже уверенно доминирующий на дехристианизированном Западе левый либерализм с его политкорректной цензурой и истерией на тему проблем окружающей среды и «прав человека» (причём в весьма извращённой трактовке), равно как и удивительной толерантностью ко всему, кроме христианства, которое раздражает левых одним только фактом своего существования. Отсюда прямо-таки религиозное поклонение кумирам (будь то поп-звезда, футбольная команда или садист-диктатор, уничтоживший миллионы людей), всевозможные суеверия, вера в приметы, порчу, сглаз, астрологию, гадалок, экстрасенсов (кто назвал Россию «страной победившего оккультизма»?), инопланетян и тому подобное (а нередко и всё перечисленное вместе взятое). Отсюда бегство от жестокой реальности в мир алкоголя, наркотиков, сексуальной распущенности или, в лучшем случае, пошлых телесериалов и реалити-шоу, персонажам которых сопереживают, как родным. Отсюда, наконец, и удивительное доверие, без каких-либо попыток проверить факты, всяким «котам да Винчи» и шарлатанам, обнаружившим очередную (какую уже по счёту? четвёртую, кажется?) «гробницу Христа» – всему, что может оправдать неверие и греховную жизнь.
«Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели... то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте... И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму» (Посл. к Римлянам, 1:21–28). «Забвение истинного Бога уже само по себе – это начало Его гнева на забывающих Его (1:18). Дело созидания не-Бога наказывается тем, что оно удаётся... В этом случае человек становится рабом и игрушкой вещей, всей «природы» и «культуры», прекращение и основание которых в Боге он не увидел, и никто высший уже не защищает его от того, что он сам сделал для себя наивысшим. Нечистота его отношения к Богу ввергает в нечистоту и его жизнь» (из комментариев лютеранского богослова Карла Барта к Посланию к Римлянам).
И это предлагается в качестве адекватной замены христианству?

суббота, 3 ноября 2007 г.

Кое-что из Мейстера Экхарта...

Давно уже искал одну фразу Мейстера Экхарта (1260—1328), немецкого мистика-богослова, ссылку на которую встретил, кажется, в книге пастора Ричарда Вурмбранда, пострадавшего за веру в тюрьмах коммунистической Румынии. Наконец-то нашёл:
«Некоторые люди хотят видеть Бога, как они видят корову, и хотят любить Его, как они любят корову, – за молоко, которое она дает, за сыр, который из него можно сделать, за прибыль, которую из всего этого можно извлечь. Так обстоит дело с людьми, которые любят Бога во имя внешнего богатства или внутреннего комфорта. Они любят Бога не по-настоящему, если они любят его ради своей выгоды. Говорю вам: любая поставленная вами цель, какой бы хорошей она ни была, будет барьером между вами и Истиной.
Если ты ищешь что-либо, помимо Бога, ты превращаешь Его в свечу, с помощью которой ты хочешь что-то найти. Как только мы находим, что искали, мы выбрасываем свечу. Всё, что ты ищешь помимо Бога, на самом деле – ничто. Что бы это ни было – прибыль, награда, духовные переживания – ты ищешь ничто, и потому и находишь ничто».

Его нужно искать ради Него Самого, просто потому, что Он есть Путь, Истина и Жизнь, а не ради того, что Он может дать. Всё остальное – самообман.

суббота, 20 октября 2007 г.

Добро пожаловать в мою Келью! Может, вы найдёте здесь что-нибудь полезное и для себя...