пятница, 26 декабря 2014 г.

О мёртвых среди живых

Как-то очень давно читал интересный рассказ английской писательницы XIX в. Амелии Эдвардс "Карета-призрак". Сюжет такой: некий джентльмен, от лица которого ведётся повествование, отправившись в одиночку на охоту, заблудился в лесу и попал в метель. Шансов выбраться практически нет, но, после некоторых приключений, он находит дорогу и встречает почтовую карету, которая проезжает это место раз в сутки. Дождавшись её, он с радостью заскакивает вовнутрь, не веря своему счастью. Но через какое-то время он замечает, что карета уж очень необычная: она вся полностью обветшала и едва ли не разваливается на ходу, чувствуется запах сырости, доски пола под ногами сгнили, а пассажиры, трое мужчин, не отвечают на его попытки завязать разговор. Пытаясь открыть окно, которое покрылось толстым слоем плесени, он вдруг столкнулся взглядом с одним из пассажиров: это был... мертвец. Бледное лицо, страшный оскал зубов, истлевшая одежда, покрытая могильной землёй... Как и все остальные, сидевшие в карете — живым был только он один.
Этот рассказ мне вспомнился, когда я, в уходящем году, в очередной раз задумался о состоянии земной церкви — не той, которая истинное Тело Христово, невидимое «собрание верных», искупленных Христом, а именно земной — и многих тех, кто её наполняет. С виду это живые, ревностные христиане, они также ходят на богослужения, молятся, поют гимны, даже проповедуют и руководят общинами. И таковыми они могут казаться на протяжении многих лет. Но при ближайшем рассмотрении вдруг выясняется, что на самом деле это — духовные мертвецы, так и не пережившие подлинного возрождения, мертвецы, просто носящие маски живых. Они не стали таковыми, они ими были всегда, и рано или поздно наступает момент, когда их подлинная сущность становится явной — для тех, кто живы, конечно. Обстоятельства, при которых это открывается, могут быть самыми разными и самыми неожиданными. А кто-то, возможно, будет обманывать себя и других до Дня Суда, когда таковым будет сказано: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25:41).

среда, 24 декабря 2014 г.

«Ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель» (Лк.2:11)

Рождество — это приговор неискупленному человечеству и его попыткам достичь Бога и обрести спасение любыми путями: будучи, вследствие грехопадения, отделённым от Бога огромной, непреодолимой пропастью, оно нуждалось в том, чтобы Он Сам сошёл к нему с небес — в Его Воплощении и искупительной смерти.

пятница, 28 ноября 2014 г.

О счастье

Христианство — не для тех, кто мечтает стать счастливыми: для Бога важнее наша святость, а не земное счастье, как мы его себе понимаем: «Ибо воля Божия есть освящение ваше» (1 Фес. 4:3). «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 16:24–25).

вторник, 14 октября 2014 г.

О кровавой Инквизиции...

Тем, кто до сих пор верит в «миллионы жертв» Инквизиции, которая, с лёгкой руки антиклерикалов уже давно стала символом зверства, а заодно приводит это в качестве аргумента жестокости христианства, настоятельно рекомендую потратить немного времени на статью протодиакона А.Кураева. А заодно сравнить с тем, что происходило в «прогрессивном» XX веке.

среда, 17 сентября 2014 г.

Мрачное средневековье?

Достаточно давно на сайте миссии «Возвращение к Богу» была опубликована моя статья о Средневековье. Здесь предлагаю исправленный и дополненный вариант:

Средние века… В сознании большинства людей, наверное, сразу напрашиваются такие эпитеты, как «тёмные», «мрачные», возникают ассоциации с Инквизицией и тому подобным. А уж само прилагательное «средневековый» давно приобрело крайне негативный оттенок: достаточно вспомнить пресловутое «средневековое мракобесие» – универсальный штамп, которым сторонники либеральных воззрений и прочие «свободомыслящие» нередко любят награждать своих оппонентов, не обладающих их «широтой взглядов», или осмеливающихся (о, ужас!) заявлять о своей вере в разумного Творца.
Что же знает о Средних веках средне же статистический обыватель? Ну, во-первых, что люди верили, будто бы Земля плоская – об этом даже писал ни кто иной, как автор любимого многими «Волшебника Изумрудного города» А.Волков в другой своей детской книге «Земля и небо», уже научно-популярной. А на одном атеистическом сайте, тоже предназначенном для детей (бедные дети...), даже написали, что попы сжигали всех, кто с этим был не согласен. Ну, детей, с их доверчивостью, обмануть не так сложно (правда, в Евангелии сказано, что «кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Матф.18:6) – но если Бога нет, то можно не бояться...), только вот обманываться с радостью готовы и взрослые, которые поверят любой лжи, лишь бы оправдать своё неверие...
А на самом-то деле было всё наоборот: факт шарообразности Земли не подвергался сомнению ещё задолго до того, как несогласных с ним могли сжечь на костре. К примеру, учёный монах Беда Достопочтенный (кстати сказать, причисленный к лику святых и имеющий титул doctor ecclesiae – «Учитель Церкви») ещё в начале VIII в. в своей знаменитой работе «О природе вещей» (De natura rerum) посвятил вопросу шарообразности Земли целую главу, которая так и называется – «О том, что Земля имеет форму шара». А живший в XIII в. знаменитый философ св. Фома Аквинский, тоже Учитель Церкви, причём считающийся наиглавнейшим из всех учителей («князь философов») и основным богословским авторитетом Католической церкви, на первой же странице своего фундаментального труда «Сумма теологии» (Summa theologiae) приводит шарообразность Земли в качестве... примера общеизвестного факта, который доказывается по-разному астрономами и физиками! Так что если кто и рисковал нарваться на неприятности, так это как раз сторонники «плоской Земли» – хотя, вероятнее всего, к ним бы просто отнеслись, как к «городским сумасшедшим»...
Ну хорошо, но ведь в Средние века церковники сжигали учёных! В том то и дело, что и это – миф. Не сжигали. Ни одного не сожгли. Джордано Бруно, которого атеисты так любят относить к «мученикам науки», к этой самой науке имел весьма и весьма посредственное отношение: он был, скорее, философом, а не учёным, причём философом-пантеистом, пропагандирующем герметическое язычество. А также увлекался магией, оккультизмом, публично отвергал все доктрины христианства, да ещё и богохульствовал. За это и пострадал. Да и вообще, мифы об Инквизиции, только и делавшей, что сжигавшей всех подряд без разбору – это отдельная тема. Единственный из учёных, кто действительно пострадал, это Галилей (правда, домашний арест – это далеко не сталинские тюрьмы и лагеря...). Да и то, не совсем за науку: обманным путём получить разрешение на публикацию своего «Диалога», в котором он не только нарушил данное им же обещание не защищать гелеоцентризм, но и высмеял Римского Папу, который, вообще-то, был его другом и почитателем – это был далеко не самый мудрый (да и не очень этичный) шаг с стороны учёного. Во времена «воинствующего атеизма» формальным отречением и домашним арестом дело бы явно не ограничилось... Да и сейчас, когда времена репрессий, казалось бы, уже позади, расхождения с официально принятыми научными догмами, а уж тем более «неполиткорректность», могут стоить не только репутации, но и научной карьеры. А ведь ранее Галилею не запрещали писать о гелеоцентризме, но лишь при условии, что он будет рассматривать его в качестве гипотезы – что, вообще-то, было вполне справедливым, поскольку гелеоцентризм на тот момент и не имел достаточно убедительных научных доказательств своей истинности. Так что учёный умудрился навредить и себе, и науке.
А как же средневековое отношение к женщинам? Ведь считалось, что у них нет души? Вот как можно поверить в такую глупость, мне сложно понять: это при том гипертофрированном культе Девы Марии, который царил в средневековой Церкви! Исключение? Да нет: немало женщин было причислено к лику святых (а Тереза Авильская и Екатерина Сиенская были даже признаны Учителями Церкви!) – и это тоже свидетельство того, что к ним отнюдь не относились, как к бездушным созданиям. Да и в повседневной жизни функции женщины далеко не всегда сводились лишь к рождению и воспитанию детей: были среди них и королевы, и аббатисы, и писательницы, и даже воительницы (Жанна д`Арк). Разве что не было того оголтелого феминизма, который усиленно навязывается либералами последние десятилетия. Ну так это ведь – несомненный плюс.
О чём ещё можно вспомнить, говоря о средневековье? О многом. Например, об университетах (возникших, кстати, на основе монастырских школ), заложивших фундамент и традиции не только современного высшего образования, но и последующей науки. Не было места ни шпаргалкам на экзаменах, ни фальшивым диссертациям, ни бессмысленной отчётности, отнимающей львиную долю времени и энергии, а получить учёную степень можно было лишь выдержав тяжелейший многочасовой диспут. Или об архитектуре: величественные готические соборы до сих пор привлекают миллионы туристов со всего мира – и мало кто задумывается о том, что их строители не знали ни высшей математики, ни сопромата, да и технологии были уж куда проще современных – а ведь стоят уже по восемьсот, а то и девятьсот лет! А искусство? Разве можно сравнивать витражи, фрески, книжные миниатюры, алтари, дарохранительницы и многое другое, вызывающее восхищение посетителей европейских музеев, с современной мазнёй абстракционистов («Вы что, рисовать не умеете? Мой внук и то лучше нарисует», – справедливо заметил Н.С.Хрущёв, посетив соответствующую выставку) или кучей разного хлама под названием «инсталляция»? Вряд ли бы в те «дремучие» времена нашёлся желающий приобрести картины Джексона Поллока, творившего свои «шедевры» разбрызгиванием краски на холст в пьяном виде (попробовал бы он преподнести такое для украшения городской ратуши или графского замка... самоубийц тогда хоронили за чертой кладбища) – это в наш «прогрессивный» век за подобное выкладывают десятки миллионов долларов.
Но самое главное не это. Люди верили в Бога. И, хотя, в большинстве своём, далеко не так, как учит этому Евангелие (Реформация пришла в Европу лишь в начале XVI в.), вперемешку с многочисленными заблуждениями и суевериями, в массовом сознании именно Бог занимал центральное место, а не «права» падшего человека с его страстями и похотями. Да, люди грешили – но грех всё равно считался грехом, осуждался и даже наказывался; никто бы не решился отстаивать «права» ни на детоубийство (давайте называть вещи своими именами), ни на пропаганду содомского греха (разве можно себе представить гей-парад на улицах средневекового Парижа?!), ни на кощунственные «перформансы» в храмах и глумление над святынями. А разбойников и прочих душегубов без лишних церемоний отправляли на эшафот (или на ближайшую осину – и к природе ближе, и дешевле...) не заботясь об их мифическом «праве на жизнь».
Безусловно, жизнь была нелёгкой, но зато относительно размеренной и предсказуемой: каждый знал своё место и занимался своим делом, выполняя долг перед Богом и перед обществом, неотъемлемой частью которого он себя ощущал. Не было места индивидуализму, но также – потерянности, одиночеству и депрессиям, равно как и тому уровню стресса, который испытывает наш современник. Крестьяне пахали и сеяли, ремесленники трудились в мастерских (социальный паразитизм за счёт добропорядочных налогоплательщиков – это уже «достижение» современного либерально-гуманистического общества, в котором библейский принцип «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фес.3:10) забыт и, по-видимому, отнесён к пережиткам «религиозного мракобесия»), купцы торговали, палачи рубили головы, лекаря лечили (как умели...), школяры грызли науки, монахи за всех молились, а рыцари (свои, естественно) всех защищали. И пусть этот период был весьма далёк от идеала (да и в этом грешном мире идеал в принципе не возможен), по сравнению с нашим временем он был если не «золотым веком», то уж куда ближе к оному.

суббота, 19 июля 2014 г.

О силе креста или Страдающие атеисты

Если атеисты испытывают такие страдания от одного только вида креста (а судя по жалобе, которую они подали суд, страдают они «от диспепсии (расстройство желудка), испытывали симптомы депрессии, головные боли, беспокойство и расстройство психики»), что их ждёт в аду?

пятница, 20 июня 2014 г.

Проверьте, христианин ли вы?

Проповедь пастора-евангелиста Пола Вошера «Являетесь ли вы христианином?»:

понедельник, 12 мая 2014 г.

Атеисты-материалисты о логике

Из книги Митина М.Б. «Диалектический и исторический материализм» (М., 1934):
«Формальная логика всегда была опорой религии и мракобесия. Становится ясной враждебность и непримиримость диалектики и формальной логики» (стр. 223).
«Адвокатам формальной логики, доказывающим якобы "по Энгельсу", что формальная логика пригодна в обыденной домашней обстановке, нужно ответить: с этой домашней бытовой обстановкой, для которой хороша и формальная логика, мы боремся не менее, чем с ее логическим продуктом» (стр. 224).
(Цит. по Алексеев П.В. История философии: учебник — Москва: Проспект, 2014.— 240 с.).

вторник, 15 апреля 2014 г.

О брате-близнеце или Ещё одна «версия» Воскресения

Факт Воскресения Иисуса Христа было и остаётся объектом нападок как со стороны атеистов, так и последователей нехристианских религий: если Он не воскрес, то вся христианская вера теряет смысл и просто рушится, как карточный домик: «А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор. 15:14). За две тысячи лет противники христианства предлагали множество версий происшедших событий (надо сказать, весьма неправдоподобных), с одной из которых мне впервые довелось познакомиться буквально на днях в процессе личного свидетельства.
Сторонники этой версии утверждают, что Христос действительно был распят и умер, а после Его смерти ученикам являлся... Его брат-близнец, что и дало им повод поверить в Воскресение.
Что ж, попробуем разобраться. Если у Иисуса действительно был брат-близнец, то в первую очередь придётся допустить, что либо он с самого рождения рос и жил отдельно, где-то скрываясь, и о нём вообще никто не знал, включая авторов Евангелий, которые писали о Рождестве Иисуса и последующих событиях (поклонение пастухов и волхвов, бегство родителей Иисуса в Египет), даже не упомянув о столь важном факте, либо что всё это — выдумка евангелистов, которые сами были участниками заговора. Однако вера в Воскресение, да и христианство вообще, как известно, возникли по крайней мере за три десятилетия до написания Евангелий, в которых было лишь зафиксировано письменно то, во что уже верили первые христиане, и что передавалось устно: это было лишь повествованием «о совершенно известных между нами событиях» (Лк. 1:1). Так что если и предположить наличие заговора, то получается, что евангелисты, скорее всего, сами оказались его жертвой. Да и маловероятно, что во времена уже начавшихся гонений на христиан они бы продолжали настаивать на ими же придуманной лжи, да ещё с риском для жизни.
Но тогда возникает множество вопросов, на которые сложно найти более или менее правдоподобные ответы. Где всё это время был этот брат-близнец? Вряд ли кому-то придёт в голову предположить, что заговор кем-то планировался и готовился за три десятилетия до распятия! И какова роль во всём этом Самого Иисуса? Неужели Он знал о готовящейся Ему участи и при этом добровольно согласился обманывать людей, выдавая Себя за Мессию, чтобы в конце умереть самой бесславной и мучительной смертью на кресте? И ещё при этом творил чудеса и проповедовал учение, которое изменило всю историю человечества! Или Он ничего не знал — но тогда на что Он надеялся, говоря о Своей смерти и Воскресении, причём ссылаясь на пророчества Ветхого Завета? И как-то странно всё совпадает: получается, что один брат-близнец (сознательно или нет) зачем-то берёт на себя роль Мессии, причём по заранее составленному сценарию с обязательным распятием в конце, а другой, зная обо всём, соглашается участвовать в грандиозной афере без какой бы то ни было гарантии успеха. А как же Мария, Мать Иисуса? Она-то должна была знать абсолютно всё. Но ведь Иоанн, будучи как раз одним из Евангелистов, после смерти Иисуса взял Её к себе в дом и заботился о Ней (Ин. 20:27) — неужели за все эти годы он не узнал бы правды о близнеце Иисуса и не рассказал бы об этом другим Апостолам, включая своего собственного брата, Иакова, ставшего одним из первых мучеников Ранней Церкви (Деян. 12:2)?! А братья Самого Иисуса, упоминавшиеся в Евангелиях? Они, как и все остальные, тоже ничего не знали и ни о чём не догадывались? Или сами во всём участвовали? Как-то сложно в это поверить, равно как и в то, что за все эти годы никто, кроме группы таинственных заговорщиков, так и не узнал истины, включая иудейских начальников, больше всех заинтересованных в разоблачении обмана. Далее, куда, всё-таки, делось тело Иисуса, факт исчезновения которого необходимо как-то объяснить? Заговорщики подкупили-таки стражу и выкрали его, выдав прятавшегося все эти годы и как следует проинструктированного близнеца за якобы воскресшего? Но явившийся ученикам Иисус «показал им руки и ноги и ребра Свои» (Ин. 20:20), т.е. следы от распятия и удара копьём, и предложил сомневающемуся Фоме (Он знал, что Фома не поверил другим ученикам) вложить в них свои персты и проверить лично (ст. 27)! Кроме того, имея преображённое после Своего Воскресения тело, Он мог войти в дом, когда дверь была заперта (Ин. 20:20), становиться невидимым (Лк. 24:31) и, наконец, вознестись на небеса (Лк. 24:51)! Близнец оказался на всё это способен? Каким образом? Неужели его смогли так хорошо подготовить? Ну и, наконец, на какую выгоду могли рассчитывать проделавшие столь грандиозную многолетнюю работу заговорщики (а ведь их план мог рухнуть или открыться в любой момент!), да и сам навсегда исчезнувший после всех этих событий близнец, который не только согласился на весьма небезопасное и довольно болезненное хирургическое вмешательство (одни только свежие сквозные раны в ступнях уже как минимум лишали его возможности свободно двигаться — я уже не говорю о том, что ни про анестезию, ни про дезинфекцию, ни про антибиотики тогда ещё не знали), но и непонятно как научился делать сверхъестественные вещи, в принципе не доступные человеку? Власть? Деньги? Но ничего этого (а только гонения и смерть) не приобрели якобы обманутые ими Апостолы — каким образом могли вообще что-то поиметь те, кто был вынужден постоянно держаться в тени, не открываясь ни ученикам Иисуса, ни властям, оных преследовавших? Ради того, чтобы создать новую религию, тут же подвергнувшуюся гонениям со всех сторон и без каких-либо видимых перспектив для себя на ближайшее будущее?
Это лишь краткий анализ, но и его вполне достаточно, чтобы показать всю нелепость данной версии. Впрочем, у веры в наличие мифического брата-близнеца, какой бы абсурдной она ни была, по-видимому, есть одна весьма привлекательная сторона: она не требует покаяния и отказа от греха, подчинения своей жизни воскресшему и прославленному Христу, Который будет судить мир — впрочем, это и есть основная причина неверия. А «теория» любая подойдёт, даже такая.

вторник, 11 марта 2014 г.

О кощунстве и/или глупости

Очередной желающий добиться признания Библии «экстремистской» литературой: на этот раз — секретарь петербургского отделения "Партии прогресса" Аркадий Чаплыгин. Правда, он уже не первый: несколько лет назад подобное предложил ставропольский нео-язычник, так что претендовать на оригинальность явно не получится.
Однако в данном случае к кощунственному и довольно неумному, на мой взгляд, эпатажу, прибавляется ещё и неприкрытое лицемерие: безбожник, которому, по его же собственному признанию, всё равно, называют ли Христа Сыном Божиим или лжепророком, видящий в Слове Божьем «экстримизм» и называющий небылицами историю о воскрешении, не стесняется при этом утверждать, что... «с глубоким почтением относится к учению Христа» (впрочем, горячо одобривших сию инициативу — а судя по комментариям в Интернете, таковые есть — не смущает даже такое)! На выходе имеем ещё одну первоклассную антирекламу безбожия.
Если это — прогресс, то я предпочту движение в противоположном направлении.

понедельник, 10 марта 2014 г.

О хорошем атеисте

Услышано в проповеди Пола Вошера (коференция в Самаре, цитирую по памяти): «Как насчёт доброго атеиста? Что Бог сделает с хорошим атеистом? Представим себе атеиста, который кормит больных, помогает бедным — что мы можем сказать об этом человеке? Этот человек подвергнется самому большому осуждению из всех людей. Почему? Всё то доброе, что он делает, он способен делать исключительно потому, что Бог, Которого он отвергает, сдерживает его от зла и даёт ему делать это добро. Но атеист приписывает заслугу себе и отвергает Бога, Который на самом деле является источником этого добра».

суббота, 15 февраля 2014 г.

«Пребудь со мной»

Мой любимый гимн, написанный англиканским священником Генри Лайтом (Henry Francis Lyte, 1793—1847) в преддверии смерти:

понедельник, 27 января 2014 г.

«Если будешь веровать, увидишь славу Божию» (Ин. 11:40)

Сегодня Римско-католическая церковь отмечает день памяти св. Фомы Аквинского (1225—1274).
Фома был седьмым сыном графа Ландольфа Аквинского. Уже с детства он начал искать Бога и ещё до того, как ему исполнилось 20 лет, объявил о своём желании присоединиться к ордену нищенствующих проповедников-доминиканцев. Несмотря на протесты и уговоры родных, пытавшихся склонить его к аббатству в бенедиктинском монастыре Монтекассино, что казалось куда более приемлемым для отпрыска столь знатного рода, Фома остался твёрд в своём решении и вступил в орден. Однако братья Фомы перехватили его, следовавшего вместе с другими монахами в Париж и, связав, доставили в крепость Сан-Джовани, где заточили в башне. Фома посвятил это время молитве, размышлениям и изучению Писаний. Стремясь соблазнить его, братья подослали в комнату куртизанку, однако Фома, выхватив из камина горящую головню, прогнал её и, нарисовав на двери крест, стал усердно молиться Богу о даре целомудрия. После этого во сне ему явились два ангела и опоясали огненной верёвкой. Фома проснулся, закричав от боли, однако получил просимое. Обретя свободу, он целиком посвятил себя служению Богу, приобретя известность и авторитет как выдающийся богослов и философ. Однако до самой смерти Фома оставался смиренным монахом, отказываясь от всех почестей и титулов. Незадолго до смерти, так и не закончив свой знаменитый труд Summa Theologiæ, он сказав своему другу и секретарю брату Регинальду: «Я больше не могу писать. Все, что я написал до сих пор, кажется просто соломой по сравнению с тем, что мне открылось».

Бернардо Дадди (1290–1350)
Искушение св. Фомы Аквинского
Изображение находится в общественном достоянии

Франческо Гесси (1588–1649)
Искушение св. Фомы Аквинского
Изображение находится в общественном достоянии

Диего Веласкез (1599–1660)
Искушение св. Фомы Аквинского
Изображение находится в общественном достоянии

суббота, 25 января 2014 г.

Что означает Крест

«Знаете ли Вы, что означает Крест?» — проповедь пастора Тима Конвея (Грейс Коммьюнити Чёрч, Сан-Антонио, шт. Техас):

суббота, 4 января 2014 г.

К неземной стране...

Давным-давно, ещё в советские годы, в «Настольной книге атеиста» (М. Политиздат, 1974) на стр. 333-334 прочитал отрывок, который надолго запомнил:

«Нам небезразлично, когда дети сектантов поют:
...
 К неземной стране путь указан мне,
 И меня влечет что-то все вперед.
 Не растут цветы на пути моем,
 Лишь шипов кусты вижу я кругом,
 Соловьи зарей не ласкают слух,
 Лишь шакалов вой слышу я вокруг.»

Лично мне эту песню слышать не довелось, однако понятно, почему она вызвала такое возмущение у профессиональных безбожников. Те, кто пытался построить рай на земле без Христа (причём на костях самих строителей), возвеличить своих идолов и поставить их на место Бога, заставить людей этим идолам поклониться и посвящать им свою жизнь, не могли допустить, что кто-то мог стремиться к совсем другой, неземной стране и видеть вещи в их подлинном свете: за плакатами с помпезными лозунгами — кусты с шипами, а вместо ура-патриотических славословий — лишь вой шакалов. Когда человек рождён свыше Духом Божиим, он видит и слышит то, что недоступно восторженной толпе, идущей широким путём, с песнями, лозунгами и транспарантами, в вечную погибель, где «будет плач и скрежет зубов» (Мф.13:42).