среда, 17 сентября 2014 г.

Мрачное средневековье?

Достаточно давно на сайте миссии «Возвращение к Богу» была опубликована моя статья о Средневековье. Здесь предлагаю исправленный и дополненный вариант:

Средние века… В сознании большинства людей, наверное, сразу напрашиваются такие эпитеты, как «тёмные», «мрачные», возникают ассоциации с Инквизицией и тому подобным. А уж само прилагательное «средневековый» давно приобрело крайне негативный оттенок: достаточно вспомнить пресловутое «средневековое мракобесие» – универсальный штамп, которым сторонники либеральных воззрений и прочие «свободомыслящие» нередко любят награждать своих оппонентов, не обладающих их «широтой взглядов», или осмеливающихся (о, ужас!) заявлять о своей вере в разумного Творца.
Что же знает о Средних веках средне же статистический обыватель? Ну, во-первых, что люди верили, будто бы Земля плоская – об этом даже писал ни кто иной, как автор любимого многими «Волшебника Изумрудного города» А.Волков в другой своей детской книге «Земля и небо», уже научно-популярной. А на одном атеистическом сайте, тоже предназначенном для детей (бедные дети...), даже написали, что попы сжигали всех, кто с этим был не согласен. Ну, детей, с их доверчивостью, обмануть не так сложно (правда, в Евангелии сказано, что «кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Матф.18:6) – но если Бога нет, то можно не бояться...), только вот обманываться с радостью готовы и взрослые, которые поверят любой лжи, лишь бы оправдать своё неверие...
А на самом-то деле было всё наоборот: факт шарообразности Земли не подвергался сомнению ещё задолго до того, как несогласных с ним могли сжечь на костре. К примеру, учёный монах Беда Достопочтенный (кстати сказать, причисленный к лику святых и имеющий титул doctor ecclesiae – «Учитель Церкви») ещё в начале VIII в. в своей знаменитой работе «О природе вещей» (De natura rerum) посвятил вопросу шарообразности Земли целую главу, которая так и называется – «О том, что Земля имеет форму шара». А живший в XIII в. знаменитый философ св. Фома Аквинский, тоже Учитель Церкви, причём считающийся наиглавнейшим из всех учителей («князь философов») и основным богословским авторитетом Католической церкви, на первой же странице своего фундаментального труда «Сумма теологии» (Summa theologiae) приводит шарообразность Земли в качестве... примера общеизвестного факта, который доказывается по-разному астрономами и физиками! Так что если кто и рисковал нарваться на неприятности, так это как раз сторонники «плоской Земли» – хотя, вероятнее всего, к ним бы просто отнеслись, как к «городским сумасшедшим»...
Ну хорошо, но ведь в Средние века церковники сжигали учёных! В том то и дело, что и это – миф. Не сжигали. Ни одного не сожгли. Джордано Бруно, которого атеисты так любят относить к «мученикам науки», к этой самой науке имел весьма и весьма посредственное отношение: он был, скорее, философом, а не учёным, причём философом-пантеистом, пропагандирующем герметическое язычество. А также увлекался магией, оккультизмом, публично отвергал все доктрины христианства, да ещё и богохульствовал. За это и пострадал. Да и вообще, мифы об Инквизиции, только и делавшей, что сжигавшей всех подряд без разбору – это отдельная тема. Единственный из учёных, кто действительно пострадал, это Галилей (правда, домашний арест – это далеко не сталинские тюрьмы и лагеря...). Да и то, не совсем за науку: обманным путём получить разрешение на публикацию своего «Диалога», в котором он не только нарушил данное им же обещание не защищать гелеоцентризм, но и высмеял Римского Папу, который, вообще-то, был его другом и почитателем – это был далеко не самый мудрый (да и не очень этичный) шаг с стороны учёного. Во времена «воинствующего атеизма» формальным отречением и домашним арестом дело бы явно не ограничилось... Да и сейчас, когда времена репрессий, казалось бы, уже позади, расхождения с официально принятыми научными догмами, а уж тем более «неполиткорректность», могут стоить не только репутации, но и научной карьеры. А ведь ранее Галилею не запрещали писать о гелеоцентризме, но лишь при условии, что он будет рассматривать его в качестве гипотезы – что, вообще-то, было вполне справедливым, поскольку гелеоцентризм на тот момент и не имел достаточно убедительных научных доказательств своей истинности. Так что учёный умудрился навредить и себе, и науке.
А как же средневековое отношение к женщинам? Ведь считалось, что у них нет души? Вот как можно поверить в такую глупость, мне сложно понять: это при том гипертофрированном культе Девы Марии, который царил в средневековой Церкви! Исключение? Да нет: немало женщин было причислено к лику святых (а Тереза Авильская и Екатерина Сиенская были даже признаны Учителями Церкви!) – и это тоже свидетельство того, что к ним отнюдь не относились, как к бездушным созданиям. Да и в повседневной жизни функции женщины далеко не всегда сводились лишь к рождению и воспитанию детей: были среди них и королевы, и аббатисы, и писательницы, и даже воительницы (Жанна д`Арк). Разве что не было того оголтелого феминизма, который усиленно навязывается либералами последние десятилетия. Ну так это ведь – несомненный плюс.
О чём ещё можно вспомнить, говоря о средневековье? О многом. Например, об университетах (возникших, кстати, на основе монастырских школ), заложивших фундамент и традиции не только современного высшего образования, но и последующей науки. Не было места ни шпаргалкам на экзаменах, ни фальшивым диссертациям, ни бессмысленной отчётности, отнимающей львиную долю времени и энергии, а получить учёную степень можно было лишь выдержав тяжелейший многочасовой диспут. Или об архитектуре: величественные готические соборы до сих пор привлекают миллионы туристов со всего мира – и мало кто задумывается о том, что их строители не знали ни высшей математики, ни сопромата, да и технологии были уж куда проще современных – а ведь стоят уже по восемьсот, а то и девятьсот лет! А искусство? Разве можно сравнивать витражи, фрески, книжные миниатюры, алтари, дарохранительницы и многое другое, вызывающее восхищение посетителей европейских музеев, с современной мазнёй абстракционистов («Вы что, рисовать не умеете? Мой внук и то лучше нарисует», – справедливо заметил Н.С.Хрущёв, посетив соответствующую выставку) или кучей разного хлама под названием «инсталляция»? Вряд ли бы в те «дремучие» времена нашёлся желающий приобрести картины Джексона Поллока, творившего свои «шедевры» разбрызгиванием краски на холст в пьяном виде (попробовал бы он преподнести такое для украшения городской ратуши или графского замка... самоубийц тогда хоронили за чертой кладбища) – это в наш «прогрессивный» век за подобное выкладывают десятки миллионов долларов.
Но самое главное не это. Люди верили в Бога. И, хотя, в большинстве своём, далеко не так, как учит этому Евангелие (Реформация пришла в Европу лишь в начале XVI в.), вперемешку с многочисленными заблуждениями и суевериями, в массовом сознании именно Бог занимал центральное место, а не «права» падшего человека с его страстями и похотями. Да, люди грешили – но грех всё равно считался грехом, осуждался и даже наказывался; никто бы не решился отстаивать «права» ни на детоубийство (давайте называть вещи своими именами), ни на пропаганду содомского греха (разве можно себе представить гей-парад на улицах средневекового Парижа?!), ни на кощунственные «перформансы» в храмах и глумление над святынями. А разбойников и прочих душегубов без лишних церемоний отправляли на эшафот (или на ближайшую осину – и к природе ближе, и дешевле...) не заботясь об их мифическом «праве на жизнь».
Безусловно, жизнь была нелёгкой, но зато относительно размеренной и предсказуемой: каждый знал своё место и занимался своим делом, выполняя долг перед Богом и перед обществом, неотъемлемой частью которого он себя ощущал. Не было места индивидуализму, но также – потерянности, одиночеству и депрессиям, равно как и тому уровню стресса, который испытывает наш современник. Крестьяне пахали и сеяли, ремесленники трудились в мастерских (социальный паразитизм за счёт добропорядочных налогоплательщиков – это уже «достижение» современного либерально-гуманистического общества, в котором библейский принцип «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фес.3:10) забыт и, по-видимому, отнесён к пережиткам «религиозного мракобесия»), купцы торговали, палачи рубили головы, лекаря лечили (как умели...), школяры грызли науки, монахи за всех молились, а рыцари (свои, естественно) всех защищали. И пусть этот период был весьма далёк от идеала (да и в этом грешном мире идеал в принципе не возможен), по сравнению с нашим временем он был если не «золотым веком», то уж куда ближе к оному.

Комментариев нет: