суббота, 20 ноября 2010 г.

Гениальность и богохульство или Об отлучении Толстого

Церковь отказалась простить Льва Толстого даже к столетию смерти
Представитель патриархии пояснил, что отлучение писателя от Православной церкви невозможно снять сегодня, спустя 100 лет после его смерти, поскольку Толстой сам себя от нее отлучил. Кроме того, по мнению церкви, деятельность Толстого в последние десятилетия его жизни была разрушительна для России.

Реакция на эту новость многочисленных обитателей Интернет-сообщества на форумах в очередной раз продемонстрировала, что пределов, до которых может дойти предвзятость и невежество, просто не существует. В чём только не обвиняют Церковь: и в мракобесии, и в фарисействе, и в нетерпимости, и в гонении на свободомыслие, и в нежелании прощать... Зато самого Льва Николаевича называют настоящим христианином, мерилом нравственности и едва ли не новым Мессией – это помимо его гениальности, которая, якобы, возводит писателя на недосягаемую для отлучивших его «попов-мракобесов» высоту...
Что же вызывает такое возмущение богопротивников? Ведь сам их кумир неустанно и неоднократно подчёркивал свой разрыв с православием и его доктринами – как до отлучения, так и после. И если за Толстым признаётся право на то, что они называют свободомыслием (а на самом деле – обычное богохульство), то почему они не оставляют права Церкви заявить, что подобное «свободомыслие» неприемлемо для находящегося в лоне Церкви? Почему Церковь не может вынести определение о несоответствии тех или иных взглядов своему исповеданию и констатировать уже свершившийся и никем не оспариваемый факт отпадения человека от веры?
Я не православный и никогда им не был, однако даже меня, убеждённого протестанта, шокирует глумление над таинством Евхаристии в романе «Воскресение». А его послания «К духовенству», в котором открытым текстом отрицаются все(!) основные доктрины христианства, включая Божественность Иисуса Христа, Его Искупительную смерть, Его воскресение и многие другие (а ведь это не единственное его антихристианское сочинение) достаточно, чтобы сделать вполне однозначный и единственный возможный вывод: Л.Н. Толстой, при всей своей гениальности и вкладе в мировую литературу, не только не имел никакого отношения к христианству в любой его интерпретации, но и был его заклятым врагом. Вполне закономерно на этом фоне Определение Святейшего Синода от 20—22 февраля 1901:
«...Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем пред всею Церковию к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею. Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины»
Ни анафемы, ни проклятия – одна только сдержанная констатация факта.
Столь же корректен ответ секретаря Патриаршего совета по культуре архимандрита Тихона (Шевкунова) о невозможности снятия отлучения – ведь Толстой так и не покаялся и не примирился с Церковью. Снятие отлучения означало бы ни что иное, как признание допустимости его взглядов. И обвинять Церковь в непрощении, на мой взгляд, по меньшей мере просто глупо. Ещё глупее требовать от неё какого-то особого отношения к «гению»: лицеприятие (к богатым, к власть имущим, к талантливым – к кому угодно) – это грех, а гениальность никоим образом не приближает к Богу и не делает человека праведнее и духовнее. «Вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим, – говорит Господь через пророка Исаию (66:2). А вот этого у великого писателя как раз и не было.
Что же касается «свободомыслящих» богоборцев, изливающих потоки критики на Церковь за отлучение ересиарха, то, похоже, они допускают свободу исключительно для себя и своих единомышленников: им можно не только критиковать, но и глумиться, кощунствовать, богохульствовать. Но как только Церковь позволяет озвучить своё отношение, то это вызывает реакцию, которую весьма сложно назвать адекватной.

"Лев Толстой в аду".
Фрагмент стенной росписи из церкви села Тазова Курской губернии. 1883 г.
Изображение находится в общественном достоянии

13 комментариев:

Vlass комментирует...

Извините, а можно поподробней кто именно хочет, "восстановить" Толстого? Это какие-то межконфессиональные разбирательства?

Hermit комментирует...

При чём тут "межконфессиональные разборки"? Между конфессиями как раз-таки в этом вопросе разногласий не возникает. Вы статью, на которую я ссылался в начале, внимательно прочитали? За новостями, вообще следите?

Vlass комментирует...

Вы пишете об сильной реакции на эту новость, со стороны богопротивников, но вот я не понял о ком именно идет речь.

Я так понимаю, раз эти люди хотят восстановления Толстого в лоне церкви, то это люди верующие (в том числе и Степашин), но тогда не понятно почему Вы их назвали богопротивниками?

Hermit комментирует...

Вы опять ничего не поняли... Абсолютно ничего.

Vlass комментирует...

О объяснить слабо? Или результат: читающий не понял написанного Вас устраивает?

Vlass комментирует...

Меня насторожила слово богопротивник. Зачем богопротивнику нужно, чтобы Толстого восстанавливали в богонепротивной организации?

Hermit комментирует...

Видите ли в чём дело... Объяснить бы я, конечно мог (хотя не уверен, что у кого-то из посетителей моего блога, кроме Вас, могут возникнуть проблемы с этой статьёй), но вот наше общение как на Вашем сайте, так и на моём, убедило меня, что Вы в принципе не в состоянии понять многих даже совершенно простых вещей. Я (да и не только я, кстати) уже указывал Вам на то, что у Вас напрочь отсутствует логическое мышление; Вы просто не в состоянии делать элементарные, даже напрашивающиеся сами собой выводы. Это никоим образом не в обиду: у меня вот, к примеру, отсутствует музыкальный слух. Только вот я не пытаюсь ни петь, ни играть на музыкальных инструментах... Намёк понятен? Или тоже надо объяснять, что не умея логически мыслить, не стоит создавать дискуссионного сайта и вообще участвовать в полемике?

Vlass комментирует...

И так возвращаясь к Вашей статье:

1) есть некий Степашин, он подал прошение об восстановлении Толстого в лоне церкви, мотивируя это состраданием и т.д. Из чего следует, что сам Степашин считает, что восстановление Толстого чем то хорошим не смотря, на то, что Толстой этого сам не хотел. Из этого следует вывод, что Степашен человек верующий его ли Вы назвали богопротивником?

2) Есть другие богопротивники, они возмущаются из-за того, что Толстого не восстановили в лоне церкви (то есть люди которые возмущаются от того, что Толстого не сделали ближе к Богу). Эти ваши богопротивники, или не любят Толстого, раз хотят сделать его ближе к противному их богу либо это просто верующие, которые испытывают состродание к Толстому (но тогда слово богопротивник к ним неуместно)?

Не могли бы Вы с точки зрения вашей логики объяснить сей парадокс?

Ну или во всяком может кто-небуть объяснит мне, если автор считает себя то-ли слишком гордым что-бы не спускаться ко мне, то-ли считает что пробовать мне что-то объяснить безнадёжной затеей.)))

Hermit комментирует...

Итак (пишется слитно), возвращаясь к моей статье.
1) Степашин в ней вообще никоим образом не фигирирует, если Вы не заметили.
2) Почему ненавистники Церкви возмущаются отлучением ересиарха - спросить лучше у них. Я не знаю, для меня это вообще не поддаётся объяснению. Как, впрочем, и аналогичные демарши, исходящие от воинствующих атеистов. Похоже, их просто раздражает сам факт, что Церковь посмела как-то отреагировать на богохульства их кумира. Об этом и речь в статье. Если Вам хочется разузнать поподробнее, то единственное, что я могу посоветовать - это зайти на какой-нибудь форум (данная новость ещё обсуждается), и задать этот вопрос.
3) Верующий, если он действительно любит Бога и Церковь, никогда не стал бы просить за хулителя, который отвергал Бога во Христе, глумился над Церковью и не проявил ни малейшего желания покаяться. Просить о его восстановлении в лоне Церкви - значит, фактически просить её публично признать допустимость богохульства и богоборчества.

Vlass комментирует...

А ну тогда в статье явно не хватает ссылки на возмущения богопротивников (или передачи одношения богопротивников именно данному к отказу церкви, а не к церкви и Толстому). А то можно подумать, что богопротивники за то, чтобы вернуть Толстого в лоно церкви. А так, как я теперь понимаю, они просто пользуясь моментом, решили ещё раз вспомнить о церкви и о Толстом и ещё раз передать их давно известное мнение по данному вопросу.

ortfero комментирует...

Церковь сделала для Льва Николаевича более, чем должна была, несмотря на его явные антихристианские и антицерковные взгляды. Вот, что он пишет в ответ Синоду:

«Верю я в следующее: верю в Бога, которого понимаю как дух, как любовь, как начало всего. Верю в то, что Он во мне и я в Нем. Верю в то, что воля Бога яснее, понятнее всего выражена в учении человека Христа, которого понимать Богом и которому молиться считаю величайшим кощунством.»

Есть версия, что его взгляды смягчились к концу жизни, а Церковь не протянула ему руку. Это не так. Вот, что он пишет уже во время болезни, после визита епископа Парфения, который призывал его примириться с Церковью пред лицом вечности:

«Как бы не придумали они чего-нибудь такого, чтобы уверить людей, что я «покаялся» перед смертью. И потому заявляю, что возвратиться к Церкви, причаститься перед смертью я так же не могу, как не могу говорить перед смертью похабные слова или смотреть похабные картинки, и потому все, что будут говорить о моем предсмертном покаянии и причащении, — ложь.» (выделение мое)

Здесь причастие Толстой сравнивает с "похабными картинками". Несмотря на это, к умирающему Толстому приезжал старец Варсонофий Оптинский. Его даже не пустили к графу. Вот из его воспоминаний:

«Приезжаю в Астапово, меня к Толстому не пускают. Я обращался к старшей его дочери – она отвечает мне письмом, правда вежливым, но с отказом. Обращаюсь к другой – та приезжает ко мне взволнованная и сообщает, что пустить меня к графу нельзя, так как, увидя меня, он непременно умрет. Напрасно я уверял, что не заведу с Толстым богословских споров, просил только допустить меня хоть издали благословить умирающего – нет, ничего не слушают. Помню, в самый день смерти графа, утром, пришла ко мне мысль: не допустят ли меня сегодня к нему? Быть может, он покается и будет спасен. В это самое время пришли ко мне сказать, что граф умер. Так и погибла душа безвозвратно.»

Извиняюсь за длинные цитаты, мне показалось интересным услышать самих участников тех событий.

Hermit комментирует...

Совсем забыл упомянуть: атеист М.С.Каган, на чью книгу я написал рецензию в недавней своей статье, тоже возмущается не отменённым отлучением "великого проповедника нравственности".
Создаётся впечатдение, что ересиарх стал чем-то вроде знамени для воинствующих атеистов. И, что самое удивительное, никто даже не задумывается об абсурдности претензий к Церкви: это как если бы я стал возмущаться тем, что верующего исключили из КПСС.

ortfero комментирует...

Учение Толстого намного более близко современным людям: делай хорошо и не делай плохо во имя великого добра, Христос - очередной проповедник нравственности. Ничего к разрыву шаблона не приводит. А христианство выглядит слишком диким и эксцентричным: тут и непонятный Богочеловек, и Троица и какой-то там первородный грех (это вообще очень неприятно). Все это чуждо современному секулярному сознанию и этот разрыв со временем будет только усугубляться. Поэтому будет "хороший" Лев Николаевич, которого приследовала за инакомыслие "плохая" Церковь. Это будет восприниматься как несправедливость, которую Церковь должна признать и извиниться перед всеми.